Медицинская мафия Израиля

0
771

Последний прием

После того, как я поднял всех на ноги, Элла Напарстек решила оказать максимальный сервис моей сестре.

Она ей рассказала, как промывать катетер, что будет с раной, как будет проходить дальнейшее лечение… Разжевала все по максимуму. Даже Оксана была удивлена от качества консультации, потому что прошлые встречи с профессором проходили так: она сидела, уставившись в компьютер, назначая новые процедуры и рассказывая, что сама ничего не решает и делает все по книжке.

В конце консультации, профессор захотела, что бы сестра шла на процедуры без меня. А Оксана решила спросить у Напарстек, брала ли та наличные у посредников.

Ответ меня поразил:

— Кто ты такой? А Оксана, у тебя есть более важные вещи, о которых стоит подумать.

В этот момент, на лице у 70-летней Эллы проглядывалась ухмылка. Так же она назвала посредников очень «helpful», и сказала, что это не плохо, что они помогают людям, прибавляя 300%, и что на самом деле Оксана могла бы сделать все это сама.

Весь цинизм в том, что Оксана каждый раз рыдала в ее кабинете от отсутствия денег, а доктор Напарстек до этого момента ни разу не сказала, что можно платить в три раза меньше, обратившись напрямую.

Как мы поняли, что замешана и клиника

На следующий день, в обед, у нас был запланирован вылет.

Утром я промониторил сайты, и увидел, что этих посредников масса и это огромная индустрия по зарабатыванию денег. На некоторых сайтах, я обнаружил, что стоимость общего анализа крови в «Ассуте» составляет $500, хотя на видео я зафиксировал, что реальная цена 140 шекелей, что составляет $37.

Потому я решил, во чтобы не стало, получить документы из «Ассуты» со стоимостью услуг.

В международном отделе клиники нам дали филькину грамоту с общим указанием услуги «Диагностические исследования» с разными суммами. На предложение предоставить детализацию и список услуг, которые я видел распечатанные на столе у посредников, последовал отказ – мол, мы предоставим потом, вы просто подождите.

Так как я работаю в ИТ сфере, то знаю, что печатать выписки с программы не может занимать больше 20 минут. Ну никак. Но, начальница и исполнительница стояли на своем.

Тогда я сказал, что иду к генеральному директору клиники. Где находится его кабинет, они говорить не хотели, но предложили провести.

Спустились мы на 1-й этаж, зашли в кабинет директора, а там прям картина маслом — директор, вместе со своими подчиненными, что-то празднуют. Скорее всего, Хануку.

Вместо того, что бы предоставить счета пациентке (казалось бы, что сложного), беременная менеджер начинает кому-то звонить, после чего приходят три охранника, которые предлагают «с ними пойти».

Я потребовал вызвать полицию, но из руководства клиники никто им звонить не собирался. Когда я сам позвонил в полицию и потребовал приехать в «Ассуту», правую руку с телефоном выкрутили и попытались меня увести непонятно куда. Параллельно забалтывая Оксану, что бы нас разделить.

И только после того, как я сказал, что трансляция идет на YouTube и их преступление снимается в прямом эфире, они немного успокоились, и вместо комнаты отвели меня на первый этаж. Так Google Glass спасли мою жизнь.

Полиция не приехала. Тогда я понял, что речь не идет только о посреднике, здесь рыба больше — клиника сама их покрывает и сливает им информацию.

На первом этаже мне предлагали «пройти в коморку, и помочь решить все наши вопросы», а я пытался дозвониться украинскому консулу, что бы он срочно приехал оказать поддержку, потому что меня вполне вероятно могли убить – но телефон консульства традиционно не отвечал.

Наше происшествие видели пациенты, которые находились в тот момент в больнице, посему мое присутствие для них стало нежелательным. И когда я предложил им самостоятельно уйти — они поняли, что это самый лучший вариант для них.

Побег из страны

Я сел с сестрой в машину и уехал, но я понимал, что клиника в Израиле стоит около $50-100 млн, и если она замешана – за такие деньги могут просто убить.

Я набрал украинского консула, эмоционально объясняя, что нас могут убить, и предложил ему приехать в аэропорт и обеспечить нам свою защиту. Но консул отказался, и сказал:

— Если хотите — езжайте к нам.

Приехав в аэропорт, я попросил своих друзей позвонить в МИД и надавить, что бы консул все же приехал, потому что у меня были материалы по клинике и я опасался, что нас могут арестовать по надуманному признаку, а материалы забрать — т.к. речь идет о всей медицинской сфере Израиля.

Консул позвонил уже по факту прохода авиаконтроля, что бы спросить:

— Ну как, без меня управились? Я же не нужен, да?

А я слышал, что он находился все в том же кабинете, и никуда не выезжал.

Вылет задержали на час, и было чувство, что нас снимут с самолета, но все обошлось — мы прилетели в Борисполь, и я выложил все эти видео у себя на канале.

Почему я решил поделиться

Деньги остались у меня, и я обещал посреднику никому ничего не рассказывать и не показывать.

Но когда, на следующий день, я зашел в больницу, и поинтересовался у других онкобольных (они все были из Украины) о том, сколько они платят за госпитализацию — мне начали называть суммы $1500-2000 в день без медикаментов.

Я посмотрел на пациента, и спросил, сколько он здесь и сколько он уже заплатил – он сказал, $90 тыс. за месяц. При этом, выглядел он не на 90 тыс., это точно.

Так же, по сути, я задокументировал организованную преступную группировку, которая втираясь «в друзья» к онкобольным, каждый день разводит их на огромные деньги, забирая у них и их родных последнее.

Скрывать это — я считаю преступлением. И дело не только в одном посреднике (в интернете есть еще много других с анализами по $500), или клинике, а во всей системе Израильской медицины, где всем нужно «намазать» без гарантий выздоровления.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Источник

   
Жмите "Нравится" и читайте нас в Facebook!